Галина ларионова музыкальные знакомства скачать бесплатно

Стена | ВКонтакте

Г. П. Ларионова, . Видите, оказывается, в соседнем лесу тоже живут Музыкальные Знаки, — доба вила Ми. Я думаю, — сказал Скрипичный Ключ, — для первого знакомства вполне доста точно. Галина Ларионова. Сериал Брачное Чтиво 10 – удобный выбор серий. Смотрите онлайн любое видео со всего интернета бесплатно прямо на Яндексе. "Страна чудес и другие рассказы", прот. Андрей Ткачев, Читать онлайн, скачать в форматах pdf, epub, mobi, fb2.

Содрогнулись Ангелы и в страхе сказали: Они болеют и умирают. Я Сам стал человеком. Потрудятся Петр и Павел. После этого Ангелы больше не спрашивали, а Господь больше не отвечал. Но Его очи и очи Ангелов с тех пор смотрят на землю внимательно. Голос священника зазвучал громче: Шум пробежал меж людей, как рябь пробегает от ветра по поверхности озера. Выберем способных юношей и отправим их учиться языкам, чтобы затем пойти во все страны с проповедью.

Мы будем помогать тому из нас, кто болен, научим всех петь псалмы. Мы пришли помочь Самому Иисусу, а видим тебя и слушаем то, что ты по воскресеньям рассказываешь нашим женам. Мужики, ворча и поругиваясь, стали медленно расходиться. Ваши дети будут здоровы! За ними потянулись женщины. Через десять минут площадь перед церковью опустела. Мычали коровы, кричал петух, но голоса их никого не раздражали.

Священник вошел в алтарь. Весь тот вечер и ночь он пролежал перед престолом опустив на землю лицо. Он прослужил в том селе еще лет пятнадцать. На его глазах и через его сердце прошли крестины и похороны, неурожаи, болезни, падеж скота, драки соседей из-за передвинутой межи. Служить и молиться он любил. Только вот никогда с тех пор больше не проповедовал.

Потом его куда-то перевели. Люди повздыхали, пожалели и забыли. Потом и Бог забыл село. Оно как-то скисло, поредело, а затем исчезло.

Забылось даже имя села. Да и как ему не забыться, если ни район, ни ближайший город, ни сама страна, где все произошло, ни у кого не удержались в памяти. Попутчик Если путешествовать нечасто, то дорогу я люблю. Есть в ней что-то честное и на саму жизнь похожее.

Из одной точки выехал — во вторую еще не приехал. И так хорошо в этом зависшем состоянии смотреть в окно, грустить и думать. Я говорю о поезде. Потому что если самолет, то это быстро и всегда чуть-чуть страшновато.

А если машина, то это уже труд, а значит, не до философской грусти и не до размышлений. Единственное, что мне по-настоящему мешает, это говорливые попутчики.

Психолог Галина Ларионова. Ганновер, Германия В каталоге сайтов xandprocotov.tk

Я согласен на не открывающиеся окна и сырые простыни, лишь бы в пути меня никто не трогал. Но лучше готовиться к худшему, чтобы потом быть приятно удивленным, чем мечтать о своем и разочаровываться. Поэтому и в тот раз я вошел в вагон, нашел свое купе и, энергично рванув ручку двери, сказал: Ни одна пара глаз на меня не уставилась. До отправления минут шесть-семь, а в купе — никого, и сам вагон — полупустой. Вещей у меня всегда минимум, поэтому положил я свой тощий портфель на полку, повесил на плечики пиджак и, разувшись, удобно сел у окна.

Уже наступил момент, когда неясно: Я ждал проводника, чтобы отдать билет и попросить чаю. Дверь с силой открылась, и вместо проводника в купе вошел запыхавшийся мужик лет сорока и, так же, как я, выпалил: Он осмотрелся, нашел глазами номер своего места и затем втащил в купе два внушительных чемодана. Настроение мое слегка упало, но уже через минуту оно опустилось до нуля. Попутчика сразу стало. Он прятал вещи, переодевался, расстилал матрас и делал это так, что мне казалось, я знаю его и вижу перед собой не первый месяц.

Проводник забрал билеты и принес чай. За окном стало смеркаться. Поезд мерно раскачивался, колеса стучали, и этот ритм, казалось, убаюкал соседа. Он сел напротив и стал смотреть в окно. Но надолго его не хватило. Это была одна из тех компанейских душ, которые не могут жить, не разговаривая с первым встречным, да так, будто знакомы целую вечность. Я улыбнулся в ответ и молча покачал головой, давая понять, что. Надежда на то, что разговора удастся избежать, улетала стремительно, как деревья за окном.

На секунду мужик замер. Наверное, лихорадочно соображая, что говорить и как вести себя. Но уже через несколько мгновений его лицо изобразило гримасу абсолютного счастья, и он произнес фразу, которая непременно была бы произнесена, будь я хоть трижды художником, хоть дважды ученым: Завтра рано вставать, — ответил. Но сосед уже разворачивал шуршащий кулек и раскладывал на столике сваренные вкрутую яйца, пластмассовый судок с котлетами, хлеб, что-то еще и, конечно, бутылку.

Водка уже была разлита в пластмассовые стаканчики, когда я сказал: Видно, это было изрядной новизной в его опыте. Я вообще только ее и знаю. Меня один негр научил. Это лет двадцать тому назад. Не вставая, мы прочли молитву Господню, я благословил еду, мы выпили по первой, и Николай начал рассказ. Находя его интересным, я хочу поделиться тем, что тогда услышал, и с тобою, дорогой читатель.

Я только что вернулся из армии, пару месяцев погулял, подурачился и устроился на работу. Работал в театре монтажником сцены. Ну типа грузчиком или разнорабочим.

Мы декорации к спектаклям монтировали и постановки оценивали по-своему. Плохой спектакль — это когда декораций до фига, а хороший — если пара стульев или еще чего-нибудь полегче. Однажды иду на работу днем, на дневной спектакль, вижу — навстречу Игорек идет, одноклассник.

Он в армию из-за института позже ушел и еще дослуживал. Домой в отпуск приехал. Мы обнялись, парой-тройкой слов перебросились и договорились вечером после позднего спектакля встретиться. Встретились, пошли в кабак. На этих словах Николай налил по второй, и мы выпили. Время было дурное, Союз разваливался, кругом конфликты. Его послали в Карабах. И там у него поехала крыша. Парень здоровый, на вид молодой, а тут резня, что те, что эти друг друга убивают.

Игорь говорит — я разобраться хотел, кто виноват, в чем дело? Так ни в чем и не разобрался, только возненавидел и азеров, и армян. Ну мы пьем, разговариваем. Я смотрю, он смолкает потихоньку, пьет, больше не закусывает. И глаза у него дурные становятся, стеклянные.

Потом он стал кулаком по столу бить. Короче, мы расплатились и вышли. Его развезло, и он забыл, что дома, в отпуске. На моих глазах вырвал в сквере из лавки дубье и орет: Я уже не рад, что его встретил.

Думаю, как такого бугая домой тащить. Вдруг в конце улицы блеснули фары. Машина тихо едет на. Игорь вроде протрезвел в секунду и шепотом мне говорит: Он ложится поперек дороги и складывает руки на груди, типа мертвый.

Я стою в трех шагах за деревом и думаю, на кой хрен я с ним связался. Тушит фары… Ё-мое, ментовский бобик. Все, думаю, труба, приехали. Но стою, не убегаю. Из машины выходит мент, наклоняется над Игорем. Тот хватает его за китель и орет: Вали его, я его держу! Из машины выскакивает второй, по рации, слышу, зовет подмогу. Они вдвоем борются с Игорем и пробуют его из баллончика успокоить. Тело и так наслаждалось разлившимся теплом. Хотелось сидеть не двигаясь и слушать, что было.

Игоря как буйного утащили куда-то, я остался. Заполнили протокол, дали мне пару раз в душу для профилактики и закрыли в клетку до утра. Конечно, деньги забрали, ремень и шнурки вытащили, пендаля под зад дали, все как положено. Он вообще из России. Мы с ним до утра проболтали, он мне много про себя рассказал.

Где он там родился, не помню, я вообще в географии слаб. В Москве учился и там женился. Жена хотела с ним венчаться и покрестила. Ну она так, для красоты хотела, а он серьезно в нашу веру въехал. Стал в церковь ходить, молиться.

Жена даже думала, что он чокнулся. А он, понимаешь, полюбил Православие. Бабки, говорит, от меня в церкви сначала шарахались и крестились. Священники с недоверием относились. А потом привыкли, полюбили. В честь святого… — Сергия Радонежского. А по-ихнему я не помню. В общем, он зачем-то приехал к. Документов не было, и его до выяснения закрыли. Прочел раз, потом говорит: Потом начал мне объяснять смысл. Там столько разных вещей! Он еще говорил, что в этой молитве вся Библия скрыта.

Слушай, так прикольно. На нас менты как в зоопарке через решетку смотрели и пальцем показывали. А другой — белый, только что задержанный при нападении на патруль. Мы выпили по третьей и закусили. Я уже не жалел, что еду с попутчиком. История была не просто интересной, она была многозначной. Это ж надо так отбиться от веры нашему народу, чтобы не отец и мать, не крестная и не священник, а чернокожий иностранец научил нашего человека молитве Господней!

Это ж надо, до чего простирается Промысл Божий! Ведь можно встретить друга, попасть в дурацкую ситуацию, сесть до утра за решетку. И все для того, чтобы там, за решеткой, услышать неожиданную проповедь. Николай помолчал немного, видно, ему хотелось еще что-то рассказать. Я забрался на верхнюю полку, вытянулся с удовольствием, подложил руки под голову и закрыл. В тот вечер мне думалось о чем-то легком и светлом. Под эти светлые мысли и стук колес я и уснул.

Бедный он всегда бедный Чтобы человеку среднего достатка почувствовать себя бедняком, нужно зайти в большой магазин. Или в маленький, но тогда — дорогой. Или в обычные магазины, но —. Елки-палки, шел себе, ни о чем не думал, был доволен жизнью, и вдруг — раз, и почувствовал себя нищим. Ничего не хотел, пока ничего не. Потом вдруг увидел и все захотел. Так я гулял по одному городу в Прибалтике какому — не скажу. Это уже была заграница. Уже были визы, таможенные сборы, декларации.

А ведь я бывал там еще школьником. Ходил с экскурсией по всевозможным улочкам и соборам, дышал заплесневелым воздухом и впитывал впечатления. А теперь оказался там опять на пару дней по личным делам и снова ходил по тем же улочкам, вспоминал детство и вглядывался в лица прохожих. Ходить по магазинам я ненавижу. Выбирать, присматриваться для меня так же тяжело, как для приговоренного к повешению выбирать себе веревку. Но если уж я дорвусь до покупок — держите меня!

Легче будет вытащить из-за стола с зеленым сукном заядлого картежника, чем меня оттащить от покупок. И накуплю же всякой дряни, так что месяц будет стыдно, но не успокоюсь. Так было и в тот. Славянская моя душа презрительно отворачивалась от витрин и созерцала шпили соборов и порхающих голубей.

Но так было лишь до первого захода в магазин. Стоило мне зайти в магазин мыла, как я вышел из него с полным кульком пахучего товара и без четверти денег в кармане. Потом был магазин сувениров, магазин янтаря, магазин с бальзамами впрочем, я обещал не говорить, в каком городе. К вечеру, когда солнце лизнуло красным языком своим шпили церквей и черепицу крыш и закатилось на отдых, когда ночь вывела на улицу одних людей и накрыла других одеялом законного отдыха, я остался на улице чужого города.

До поезда оставалось еще три часа. Злой на себя за дурно потраченные деньги, я пошел на вокзал пешком. Есть и такое в славянской душе — проиграв миллион, экономить на спичках. И вот по дороге, когда до вокзала оставалось идти минут десять, увидел я магазин чая. Чай мне нужен был, как зайцу стоп-сигнал. Но привлекло то, что там люди не только покупали, но и пили чай. Ни одна душа не отреагировала, как будто сговорившись.

С жасмином, с бергамотом, с липой? С сахаром, с медом… — С медом, — выпалил я, потому что понял — если продавщицу не прервать, то бесстрастно произносимый ряд товаров и услуг будет звучать до отхода моего поезда. Она назвала цену и стала заваривать чай. Я прислонил к стене кульки и расстегнул пару пуговиц на плаще. Минуты через две чай мне подал юноша лет шестнадцати, голубоглазый и курчавый, похожий на мать.

В это время двери хлопнули, и из магазина вышел последний кроме меня посетитель. Было уже довольно поздно. Может, купите у меня несколько пачек чаю? Есть чай из Цейлона, Индии, Китая… — Нет. Поверьте, я люблю чай, но сильно потратился и не могу купить ничего, кроме постели в поезде.

Лимон плавал на поверхности, чай дымился, а я дул па него, потому, что не умею пить горячее. Но ведь и вы счастливы. У вас есть сын. Потом, будто вспомнив, что здесь посторонние, добавила сдержаннее: Вы похожи на доктора, — продолжала. Вы никому не расскажете и, может, никогда больше не будете в нашем городе. Я пил чай, а она продолжала: Его отец бросил меня, и я хотела сделать аборт. Подруга договорилась с доктором, тетя дала деньги, и я пошла в больницу.

Мне было лет двадцать. Никто ни о чем ни разу не говорил со мной серьезно. Что я могла понимать? И вот я вхожу в кабинет, ложусь по приказу на кресло… Она все терла уже сияющий прилавок и не поднимая глаз продолжала рассказ. Из подсобки слышно было, как мыл стаканы и что-то мурлыкал под нос ее сын. И там начинается служба. И вдруг начинают звонить колокола!

Звон врывается в кабинет, а я лежу на кресле с расставленными ногами. Доктор гремит рядом своими хирургическими инструментами… И вдруг какая-то сила подбрасывает меня на ноги, я одеваюсь на ходу и пулей вылетаю из кабинета. Этот звон стоит в моих ушах до сегодняшнего дня. Я слышу его каждый раз, когда смотрю на моего мальчика. Страшно подумать, что его могло бы не быть рядом со. Я пил его и смотрел на женщину, которая, казалось, разговаривала сама с собой и вытирала прилавок.

Мне пора на поезд. Но все равно, будьте здоровы. Я вышел из магазина и поспешил на вокзал. В поезд я вошел за две минуты до отправления. Золотая рыбка Мы не живем у моря. Его близость не чувствуется в воздухе, которым мы дышим. Солнечный шар, шипя и багровея, не прячется в воду на наших глазах с наступлением вечера. Море от нас далеко, и муж мой не рыбак.

Это значит, что, мысля логически, нам никогда не поймать золотую рыбку. Нет, не подумайте, я не старуха и вовсе не злая. Я — молодая и красивая все еще довольно красивая женщина. Только глаза у меня грустные и предательские морщинки в уголках рта говорят о том, что я ужасно устала. Не мудрено устать от жизни, когда у тебя на руках трое детей и весь дом ты тянешь на себе сама, а муж… а этот хозяин семейства, добытчик и отец трех наших малышей с утра до вечера пропадает на работе.

Я не жалуюсь. Но ведь жизнь проходит, а я еще вроде бы и не жила. Сердцу все время чего-то хочется. Оно то сжимается в комочек, то сладко ноет, то грустно поет. А дети то и дело: И я, ей-Богу, послала бы своего благоверного на море ловить золотую рыбку, чтоб наконец стать по-настоящему счастливой и беззаботной.

Но, как я уже говорила, живем мы от моря далеко, муж мой не рыбак, и дома у нас нет не только невода, но даже обычной удочки. И надо же такому случиться, что рыбка, та самая, волшебная, оказалась в нашем доме. Она оказалось вовсе не золотой. Это был зеркальный карп огромных размеров но в остальном он был такой же, как в сказке — говорящий и волшебный. Это ведь не важно, правда? Мы купили этого карпа в супермаркете. Когда мы его купили? Ну конечно, на Рождество. Дома, вынутый из кулька, он жадно открывал рот и бил мокрым хвостом по столу.

Мы набрали воды в ванну и пустили туда рыбу. Минут пять она лежала без движения, но потом освоилась и вскоре, к неописуемой радости малышни, стала плавать взад и вперед по явно тесному для нее пространству.

Детям все надоедает. Покормив карпа крекером и заливаясь от хохота, похватав карпа за хвост, дети ушли в свою комнату. А я зашла в ванну, чтобы снять с батареи выстиранное кухонное полотенце. В ужасе я стала оглядываться по сторонам.

Хорошо, что никого рядом не. Муж временами говорит, что я сумасшедшая, но не до такой же степени. Но для вас, людей, это не должно иметь никакого значения. Я могу делать все, в том числе — исполнять желания. В голове у меня все закрутилось, как на карусели. Зеркальный карп, золотая рыбка, исполнение желаний… Что загадать, чего просить? Этот нахал, плавая туда и сюда в моей ванне, смеет меня оскорблять! Да я еще полчаса назад могла выпустить ему кишки и, обваляв в муке, положить на сковородку.

Ты и так — счастливая женщина. Сотни королев умерли бездетными. Они не могли, как ты, кормить грудью и спать в обнимку с детьми, слыша их посапыванье. Тысячи известных и богатых женщин несчастны в браке.

А твой муж тебя любит. Я мог бы часами перечислять те виды счастья, которыми ты пользуешься. Но тебе нужно заметить их самой. Оглянись вокруг внимательнее и будь благодарна. В это время из детской раздался звон разбитого стекла. Я выбежала из ванны, как будто на воздух из душной комнаты. Мы быстро убрали осколки и стали вместе возиться на кухне. Вскоре из школы пришел Петя.

Про рыбу как-то странно все позабыли. И только когда вечером с работы пришел папа, Антон сказал ему: Когда мы пришли в ванну, рыбы не. Ничто не говорило о том, что она там. Вода была чиста, как будто только что набрана. Муж шутя потрепал за ушко младших и ушел доедать ужин.

Они галдели и обижались, просили подтвердить, что в нашей ванне еще недавно жила рыба. А я смотрела на мужа и детей какими-то другими, новыми глазами и потихоньку понимала, что рыба была права: За окном шел снег. Рождество, как и положено, заявило о себе тихим чудом. Мы уложили детей спать и долго вдвоем сидели на кухне. Муж рассказывал о своей работе, о проблемах, о планах. Я слушала его рассеянно и смотрела на него так, как смотрела до замужества.

Случай в бакалейной лавке Эту историю я слышал давно от священника, которого уже нет в живых. Не прикалывать же картинку канцелярской кнопкой к дверному косяку. Пусть висит, как положено, в рамке. Еще бациллы социализма, национализма и атеизма не разложили народную душу.

Book: Совсем другое время (сборник)

Еще в каждом селе была церковь и через каждые сто километров езды в любом направлении можно было приехать к воротам монашеской обители. В городках торговлю вели евреи. Даже сегодня сам виделкогда с домов в западных городках сползают под действием дождя и снега поздние слои побелки и штукатурки, советской и самостийной, на стенах проявляются таинственные еврейские письмена.

Это не каббалистические знаки. Не берусь судить о качестве продуктов и мануфактуры, продававшихся в еврейских лавках, но краски, которыми были расписаны стены, намного лучше сегодняшних. История, которую я хочу пересказать, напрямую касается двух этно-религиозных групп довоенной Польши — украинцев и евреев.

И тех и других в Польше было. И тех и других поляки недолюбливали. Поверьте, я выразился крайне сдержанно. Главный герой нашей истории, он же и первый ее рассказчик, был послушником в одном из православных монастырей. Это был крепкий парень, ходивший в подряснике и скуфейке, однако не принимавший обетов и имевший право в любое время уйти из обители и жениться.

Добавлю сразу, что это он со временем и сделал, так как я знал его почтенным протоиереем и отцом семейства. Но в то время в его обязанности входило чтение псалмов на утрени и часов перед литургией, а также помощь в хозяйственных делах одному из самых стареньких монахов обители. Подмести в келье, растопить печь, выбить напольный коврик да сбегать раз в неделю в соседскую лавочку за сахаром и чаем — вот и весь перечень обязанностей нашего одетого в подрясник молодого человека.

Вы, наверно, догадались, что соседская лавочка принадлежала еврейскому семейству. Там был и чай, и сахар, а кроме чая и сахара еще мука, подсолнечное масло, глиняная посуда, скобяные товары, амбарные замки и еще куча всякой всячины. Там же можно было за умеренную плату наточить затупившиеся ножи и ножницы.

Хозяином лавочки был старик, имени которого рассказчик нам не поведал. Но он не забыл, что старик был учтив с покупателями, учтив без всякого льстивого лицемерия, и с особым почтением относился к монахам. Я и сам видел эту сознательную учтивость. Когда не очень умный гид потащил меня в Иерусалиме к Стене плача прямо в рясе и с крестом, то старые евреи смотрели на меня смиренно и спокойно. Не успела она порадоваться, как вдруг выясняется, что он уезжает в гастрольный тур.

И не один, а в компании с самой отвязной и сексуальной красоткой города. И мой муж - монстр. Он богат, жесток и циничен - для него жизнь не стоит и ломаного гроша, особенно чужая.

Он украл у меня любовь. Для него я - игрушка. Но ради спасения отца я готова на все, даже жить в плену у монстра. Вот только иногда мне кажется, что за маской урода и чудовища прячется отчаянно одинокий мужчина Но что делать, если твой принц - мировая знаменитость? В Москву приезжает голливудский актер, и журналистке Лиде Стрельниковой поручают взять у него интервью.

Андерс Норберг невероятно красив и притягателен, поэтому девушка с легкостью принимает недвусмысленное предложение, зная, что больше никогда не увидит кинозвезду. Но обстоятельства складываются. Можно уехать из дома и столкнуться с ним в большом городе. Встретить настоящую любовь в самом неожиданном месте и не оттолкнуть ее по неосторожности.

И постараться больше не ошибаться в принцах. А Самое главное вовремя остановиться, и если наделать глупостей, то вместе с подругой. Но, его отца больше нет, а я в бедственном положении. Живи и радуйся - злодейка наказана. Но нет, он преследует меня и никак не оставит в покое. Эту простую истину я поняла почти сразу, как только оказалась на хуторе. Очень захотелось домой, в родной загазованный город и в свою квартирку - хоть маленькую и тесную, но зато со всеми удобствами.

Бледно улыбнулась в направленную на меня камеру. Марина заканчивает университет и присматривает место работы, мечтая поскорее сбежать из дому.

О личной жизни пока не думает: Александр, директор крупной компании, расстался с девушкой и новой обзаводиться не планирует. Ему вполне подойдет вариант свободных, ни к чему не обязывающих отношений. Да только где найти такую, что не претендовала бы на его сердце и состояние? Дед Мороз ответственности за реализацию неточно сформулированных желаний не несёт! Если кто-то узнает о её приключении, девушке несдобровать.

Она потеряет престижную работу и погубит свою репутацию. А тут ещё новый начальник мотает нервы - у него замашки деспота и невыносимый характер. Мало Маргарите других проблем!

Принцесса Черного королевства" - Виола Ларионова Сбежать из-под венца, чтобы выжить и сохранить дар? Теперь ей предстоит не только вспомнить все, но и избежать суда за убийство, которого она не совершала. А на пятки уже наступает разгневанный жених, обещавший отомстить невесте за унижение. Что делать Чёрной принцессе?

И если набраться смелости и войти, может оказаться, что за ней тебя ждёт нечто большее Для свадебного путешествия Бет выбрала замечательное место. Но откуда ей было знать, что окажется она там вовсе не с женихом. Он-ее оживший кошмар, изводящий, настырный, вездесущий. Софи Лебоская- сильная, но так же добрая и дружелюбная девушка, если не будить в ней зверя. Она - огонь среди его вечного мрака.

Судьба столкнула их лбами в один день. И теперь она должна. Реальность же оказалась не такой радужной. Но всегда можно найти выход. Особенно если у тебя куча идей в голове, спелеология и веселый характер.

А всякие странности только добавят юмора и пикантности жизни. Так же как и забавный новый знакомый. Что же касается желания родни выдать любимую дочку и племянницу замуж Голубоглазый блондин, спортивный, обаятельный, наглый.

Ни одна девчонка не устоит. Вот и Алиса не смогла. Но она не так проста, как. В арсенале миленькой провинциалки много хитростей. Не зря же Глеб зовет Лисичкой. Ну нет, если я начну перечислять все то, что они ему приписывают, я нескоро закончу. Мужчины влюблены в его костюмы, машины и во все то, что принято называть стилем жизни.

А я ни во что из этого не влюблена. Я его терпеть не могу. Когда удача взяла отпуск, самое время собрать чемодан и отправиться вдогонку! Но всё меняется, когда мать заявляет о намерении выйти замуж. Только сыночек будущего отчима Саша - товарищ не простой, а с сюрпризом. Приехав погостить к отцу, он переворачивает жизнь Лиды с ног на голову.

Свадьба дело решённое, а значит Саша будет жить с Лидой под одной крышей. И это только полбеды, потому что Саша обладает не совсем обычными способностями Я - Тэйт Монтеро.

Сын непобедимого борца-Волка и знаменитой писательницы. А вон та девчонка - Алексис Вуд. Ее величество наследница династии врачей и владельцев клиник всея страна.

Отличница в учебе и поведении Кхм. Ведь именно тогда все хорошие девочки засыпают? Что же между нами общего? О, тут все просто! И вряд ли это когда-нибудь изменится.

Конечно же, пуститься в погоню! А что, если тебе самой вскоре придется выбирать между ним и известным музыкантом - кумиром миллионов? Выбор будет не прост, нужно только прислушаться к сердцу Ради сохранения жизни близких на ещё большее. Мама и брат Валерии попали в аварию. Врачи для операции и успешной последующей реабилитации выставили неподъемный для неё счет. Чтобы найти выход из непростой ситуации, Валерия решается на отчаянный шаг.

Нет, она не подписывает договор с агентством, оказывающим эскорт-услуги. Всё намного сложнее и серьезнее.